Цветок папоротника или по другому

Закрыть ... [X]


Глава 1

Мума-тролль и Муми-мама встречают маленького зверька


Скорее всего это произошло однажды во второй половине дня ближе к концу августа. Муми-тролль с мамой забрели в самую чащу леса. Там было тихо-тихо и царил полумрак, точно уже наступил вечер. Кое-где цвели гигантские цветы и светились странным светом, словно в них были вкручены лампочки. Чуть поодаль покачивались какие-то неясные тени, а среди них шевелились непонятные, бледно-зелёные точечки.

— Это светлячки, — догадалась Муми-мама.

Но у Муми-тролля и его мамы решительно не было времени подойти поближе и рассмотреть повнимательнее. Они были озабочены поисками подходящего тёплого местечка, где стоило бы построить домик, в котором можно было бы уютно перезимовать. Муми-тролли совсем не переносят холода, поэтому домик должен быть готов самое позднее к октябрю. Они двинулись дальше, всё больше погружаясь в тишину и темноту. Муми-троллю стало как-то не по себе, и он шёпотом спросил маму, уж не водятся ли тут какие-нибудь опасные звери.

— Вряд ли, — откликнулась мама, — но, в любом случае, не худо, если мы прибавим шагу. Впрочем, не волнуйся: мы такие маленькие, что если тут кто и появится, то вряд ли он нас заметит.

Вдруг Муми-тролль крепко ухватил маму за лапу.

— Погляди! — в страхе проговорил он.

Из-за ствола дерева, по колеблющейся тени на них таращились два чьих-то глаза.

Муми-мама тоже было испугалась, но только в первый момент. Потом она сказала успокаивающе:

— Да ведь это же совсем маленький зверёк. Погоди, я посвечу. Ты же знаешь: в темноте всё всегда кажется страшнее, чем есть на самом деле.

Она сорвала большой цветок, в котором как бы горела лампочка, и осветила темноту. Там, в тени за деревом, действительно сидел очень маленький зверёк. Он выглядел вполне дружелюбно, может, даже казался слегка испуганным.

— Ну сам видишь, — сказала муми-мама.

— Кто вы такие? — спросил маленький зверёк.

— Я — Муми-тролль, — представился Муми-тролль, вновь обретая смелость. — А это — моя мама. Надеюсь, мы тебе не помешали?

(Сразу видно, что Муми-мама научила его быть учтивым Муми-троллем.)

— Нет, нисколечко, — откликнулся маленький зверёк. — Я тут сидел в большой печали, потому что мне было очень одиноко. Мне так хотелось, чтоб тут кто-нибудь появился. Вы очень спешите?

— Чрезвычайно, — ответила Муми-мама. — Мы заняты тем, что ищем хорошее солнечное местечко, чтобы построить там на зиму дом. Может, ты захочешь пойти с нами?

— Это я-то не захочу? — воскликнул маленький зверёк с жаром и вскочил с места. — Я ведь заблудился в лесу и думал, что уже больше никогда не увижу солнечного света.

Они все втроём продолжили поиски, прихватив с собой большой тюльпан, чтобы освещать дорогу. Вокруг них тьма сгущалась всё больше и больше, цветы становились всё бледнее и бледнее и вскоре совсем погасли. Впереди поблёскивала чёрная вода, воздух сделался влажным, тяжёлым и прохладным.

— Жутко как! — сказал маленький зверёк, как выяснилось, по имени Снифф. — Там болото. Дальше я не пойду. Я боюсь.

— Чего ты боишься? — спросила муми-мама.

— Как не бояться, — дрожа отвечал Снифф. — Там живёт страшная Большая Змея.

— Вздор, — сказал Муми-тролль, не желая показать, что и ему страшновато. — Мы совсем маленькие, Большая Змея нас и не заметит. И как же мы доберёмся до солнышка, если побоимся перейти болото? Давай-ка, пошли вперёд.

— Ну, пожалуй, немножечко пройду с вами, — робко согласился Снифф.

— Будьте осторожны, — предупредила Муми-мама. — Тут уж приходится идти на собственный риск.

И они стали как можно осторожнее перепрыгивать с кочки на кочку. А вокруг в чёрном иле что-то пугающе пузырилось и шевелилось, но тюльпан продолжал освещать им путь, и в его добром свете они чувствовали себя спокойно. Один раз Муми-тролль поскользнулся и чуть было не провалился в болотную жижу, но в последний момент Муми-мама сумела ухватить его за лапу.

— Дальше придётся продолжить путешествие на лодке, — сказала мама. — Ты промочил ноги, и, как пить дать, простудишься.

Она достала для сына из сумки пару сухих чулочков и перетащила его и Сниффа на широкий лист водяной лилии. Все трое опустили хвосты в воду и стали грести ими, точно вёслами. Под их «лодкой» мелькали какие-то тёмные существа, проплывая туда и сюда между затопленными корнями деревьев. На лодку наползали облака густого тумана.

Вдруг Снифф проговорил жалобно:

— Я хочу домой.

— Не пугайся, маленький зверёк, — стал утешать его Муми-тролль, хотя голос у него слегка дрожал. — Вот мы сейчас с тобой запоём что-нибудь весёлое и…

Не успел он всё это проговорить, как в тот же миг тюльпан неожиданно погас и воцарилась полная темнота. И тут же из темноты донеслось злобное шипение, и они ощутили, как лист водяной лилии сильно качнулся под ними.

— Гребите сильнее, — сказала Муми-мама. — Это приближается Большая Змея!

Они опустили хвосты поглубже в воду и стали грести изо всех сил. Вода впереди забурлила, точно её рассекал нос настоящего корабля. И тут они увидели, что Большая Змея плывёт следом за ними и жёлтые злые глаза её поблёскивают в темноте.

Глава 2

Появляется Тюлиппа


Они гребли из последних сил, но Змея настигала их. Она уже разинула свою пасть с длинным, подрагивающим языком.

— Мама! — в страхе закричал муми-тролль и заслонил лицо лапками в ожидании, что вот-вот он будет проглочен.

Но ничего такого не случилось. Тогда он открыл глаза и осторожненько глянул между пальцами. А случилось нечто удивительное. Их тюльпан засветился снова. Раскрылись все лепесточки его прекрасного венчика, и среди них оказалась девочка с длинными голубыми волосами, доходившими ей до пят. Тюльпан светил всё ярче и ярче. Его свет ослепил Змею, и она, заморгав своими глазищами, злобно зашипела и погрузилась в тёмный болотный ил, откуда так внезапно появилась. Муми-тролль, Муми-мама и маленький зверёк Снифф были настолько поражены, что какое-то время не могли вымолвить ни слова.

Наконец Муми-мама торжественно произнесла:

— Огромнейшее тебе спасибо за оказанную нам помощь, прекрасная дама!

А Муми-тролль отвесил низкий поклон, ниже, чем обычно, потому что никогда в жизни он не встречал девочки прекраснее.

— Вы всегда живёте в тюльпане? — осмелился спросить Снифф.

— Да, это мой дом, — отозвалась девочка. — Ты можешь называть меня Тюлиппа.

Они стали медленно спокойно грести, добираясь до противоположной стороны болота. На том берегу их встретили плотные заросли папоротника. Муми-мама устроила в них уютный шалашик, чтоб можно было там прилечь и немножечко отдохнуть. Муми-тролль улёгся совсем рядышком с мамой. Он лежал и слушал, как квакают-распевают болотные лягушки. Ночь была полна каких-то печальных и странных звуков, и прошло довольно много времени, прежде чем он уснул.

На следующее утро они двинулись дальше. Тюлиппа шла впереди, и её голубые волосы светились, точно люминесцентные лампочки. Дорога пошла вверх, всё выше и выше, и вот уже перед ними выросла гора, такая высоченная, что вершина её терялась где-то в облаках.

— Может, там наверху светит солнышко, — задумчиво произнёс маленький зверёк Снифф. — Я совсем закоченел.

— И я тоже, — сказал Муми-тролль и чихнул.

— Ну что я говорила! — воскликнула Муми-мама. — Ты-таки простудился. Пожалуйста, сядь вот здесь, а я сейчас разведу костёр.

Она торопливо нагребла целую кучу сухих сучьев и подожгла их искоркой от голубых волос Тюлиппы. Они вчетвером уселись возле костра, понемногу согреваясь. А Муми-мама рассказывала им сказки и разные истории. Она поведала, что в былые времена, когда она была ещё маленькой, муми-троллям не приходилось бродить по мрачным лесам в поисках местечка, где бы построить себе жилище. Они тогда проживали вместе с домашними троллями в человеческих домах, в основном за изразцовыми печками.

— Некоторые из нас продолжают так жить, разумеется, там, где ещё сохранились печи, — говорила мама. — Центральное отопление — это не для троллей!

— А люди про вас знали? — спросил Муми-тролль.

— Некоторые догадывались, — ответила мама. — Когда они находились дома одни, они чувствовали некое дуновение в затылок.

— Расскажи что-нибудь про нашего папу, — попросил Муми-тролль.

— Это был ни на кого не похожий муми-тролль, — печально вздохнув, отозвалась мама. — Ему не жилось на одном месте. Он всё хотел перебираться от одной печки к другой, всё куда-то стремился. И однажды он пропал — отправился куда-то с хатифнаттами, этими вечными странниками.

— А что это за народ — хатифнатты? — спросил Снифф.

— Ну как тебе сказать — это такие маленькие полутролли-полузверюшки. Многие их просто не могут увидеть. Иногда они поселяются под полом у людей, и вечерами, когда всё затихнет, слышно, как они там скребутся. Но чаще всего они просто странствуют по свету, нигде подолгу не задерживаясь и не заботясь ни о чём. Никогда нельзя понять, радуется хатифнатт или печалится, сердится он или удивляется. Я уверена, что они вообще не способны хоть что-нибудь чувствовать.

— И что же, наш папа тоже стал хатифнаттом? — спросил Муми-тролль.

— Да ни в коем случае! — воскликнула мама. — Ты что, ещё не понял, что они увлекли его с собой обманом?

— Хорошо бы нам в один прекрасный день встретить его, — с жаром подхватила Тюлиппа. — Должно быть, он обрадовался бы.

— Ясное дело, — сказала Муми-мама. — Только вряд ли это случится.

И она заплакала. Она плакала так горько, что и остальные тоже начали всхлипывать. А пока они плакали, им вспоминались и другие огорчения, и они плакали всё громче, всё горше. Сверкающие волосы Тюлиппы поблекли и потускнели.

Глава 3

Волшебный сад а искусственное солнышко

Так они проплакали довольно долго, пока вдруг откуда-то не раздался сердитый голос:

— Эй, вы, там, внизу, чего вы ревёте?

Они все разом замолчали и стали оглядываться, чтобы понять, кто это с ними разговаривает.

Но тут с горного склона, раскачиваясь на ветру, стала спускаться вниз верёвочная лестница. А наверху в скале открылась дверца, и оттуда высунул голову какой-то пожилой господин.

— Ну так что? — снова прокричал он.

— Простите, пожалуйста, — сказала Тюлиппа с поклоном. — Но дело в том, что всё обстоит весьма печально. Папа муми-тролля пропал, а мы тут внизу совсем замёрзли и не знаем, как нам перебраться через эту гору к солнышку, и у нас нет дома, нам негде жить.

— Так, так, — произнёс пожилой господин. — Тогда вам надо подняться ко мне. Мой солнечный свет — самый лучший в мире.

Влезть по верёвочной лестнице было не таким уж лёгким делом, особенно для Муми-тролля и его мамы: ведь у них такие короткие лапки!

— А теперь хорошенько вытрите лапы, — сказал пожилой господин и поднял вслед за ними верёвочную лестницу.

Затем он плотно прикрыл дверь, чтобы никакая опасность снаружи не могла бы проникнуть, и самодвижущаяся лестница повлекла их прямо внутрь горы.

— Вы уверены, что этому господину можно довериться? — шёпотом спросил Снифф. — Вы помните, что тут каждый действует на свой собственный риск?

И он постарался сделаться ещё меньше, чем был, и схоронился за спиной Муми-мамы. Но тут впереди показался яркий свет, а вокруг развернулся потрясающей красоты ландшафт. Деревья сверкали всеми цветами радуги. Ветви их были покрыты цветами и фруктами, каких они никогда прежде не видели. Под деревьями на траве лежал ослепительно белый снег.

— Эге-гей! — закричал Муми-тролль и кинулся лепить снежки.

— Поосторожнее, — предупредила Муми-мама. — Снег холодный!

Но, погрузив лапки в снег, Муми-тролль ощутил, что вовсе это даже и не снег, а стекло. А зелёная трава, которая похрустывала у него под ногами, была сделана из тонкой сахарной пряжи. Повсюду в разные стороны текли разноцветные ручейки, они весело журчали, а на дне каждого лежал золотой песочек.

— Зелёный лимонад! — воскликнул маленький зверёк Снифф, наклонившийся было к одному из ручейков, чтобы напиться.

Муми-мама направилась к другому ручейку, вода которого была совершенно белой. Она правильно поняла: это была не вода, а молоко. А Муми-мама как раз очень любила молоко.

Тюлиппа носилась от дерева к дереву и срывала с веток шоколадки и карамельки, набирая целые охапки. И что самое замечательное — стоило ей сорвать шоколадку, как на её месте тут же появлялась новая. Позабыв все свои печали, они бежали, углубляясь всё дальше и дальше в этот зачарованный сад. Пожилой господин медленно шёл следом. Казалось, их удивление и радость доставляют ему большое удовольствие.

— Всё это я сделал сам, — объявил он. — И солнышко — тоже.

Они пригляделись повнимательнее. В самом деле! Оно вовсе и не было настоящим солнышком! Это была огромная лампа, обрамлённая бахромой из золотистой бумаги.

— Ну надо же, — пробормотал Снифф, — а я-то думал, что это настоящее солнце. Теперь я вижу: у него свет немного искусственный.

— Увы! — вздохнул пожилой господин. — Что получилось, то получилось. По крайней мере, сад-то вам нравится?

— Ещё как! — с воодушевлением проговорил Муми-тролль, поедая мелкие камушки (которые на самом деле были сделаны из марципана).

— Если вы надумаете здесь остаться, я построю вам дом. Это будет огромный торт, и вы будете в нём жить. Мне порой бывает грустно всё одному да одному.

— Вы очень любезны, спасибо, — сказала Муми-мама. — Вы, пожалуйста, не обижайтесь, но нам придётся продолжить свой путь. Мы как раз думаем построить себе дом, но только там, где светит настоящее солнце.

— Лучше давай останемся здесь! — хором закричали Муми-тролль, Снифф и Тюлиппа.

— Ладно, ладно, посмотрим, — примирительно сказала Муми-мама. Она очень устала и поэтому тут же улеглась спать под кустиком, на котором росли шоколадки. Проснувшись, она услышала жалобные стоны и моментально сообразила, что у её любимого сыночка заболел живот. От огромного количества сладостей живот Муми-тролля вспучился, как шар, и страшно болел.

А возле него расположился маленький зверёк Снифф, у которого от всех карамелек, которые он сгрыз разом, заныли все зубы. Этот стонал ещё жалобнее.

Мама не стала на них сердиться — она просто достала из своей сумки два порошка и дала каждому, что ему полагалось. Потом она обратилась к пожилому господину:

— Скажите, а нет ли у вас тут какого-нибудь бассейна, ну, предположим, с горячим молочным супом?

— К сожалению, нет, — ответил он. — Но есть один со взбитыми сливками и один с вареньем.

— Хм, — хмыкнула Муми-мама. — Но ведь вы же сами видите, что им нужна обычная горячая пища. А где Тюлиппа?

— Она говорит, что не может уснуть, потому что здешнее солнце никогда не заходит, — вздохнул пожилой господин. — Как грустно, что вам здесь всё не подходит.

— Не огорчайтесь, мы к вам обязательно ещё наведаемся, — сказала Муми-мама. — А сейчас нам, пожалуй, самое время выбраться на свежий воздух.

Мама взяла правой лапкой за лапку Муми-тролля, а левой — Сниффа и кликнула Тюлиппу.

— Спускайтесь по горке для катания, — услужливо предложил пожилой господин. — Она идёт через всю гору и приведёт вас прямо к солнышку.

— Большое спасибо, — сказала мама. — До свидания.

— Пока, — невесело отозвался пожилой господин.

Глава 4

Муравьиный лев и хатифнатты

С небывалой быстротой заскользили все четверо по гладкой горке. Когда они оказались по ту сторону горы, у всех от бешеной скорости так кружилась голова, что им пришлось довольно долгое время, сидя на земле, приходить в себя.

Наконец у них хватило духу оглядеться. Перед ними плескались воды океана, на волнах покачивались солнечные блики.

— Я иду купаться, — заявил муми-тролль, к которому вернулось хорошее самочувствие и бодрое расположение духа.

— И я с тобой, — сказал Снифф.

Они тут же влезли в воду, прямо в самую солнечную дорожку. За ними последовала Тюлиппа. Она высоко подколола волосы, чтобы их голубое сияние не погасло от воды, и осторожно попробовала воду.

— Ой, какая холодная, — проговорила она.

— Смотрите, не простудитесь! — крикнула Муми-мама, располагаясь на берегу на солнышке. Она всё ещё чувствовала себя очень усталой.

Но тут вдруг на виду показался муравьиный лев. Послонявшись некоторое время по берегу, он неожиданно подошёл к Муми-маме и заорал сердитым голосом:

— А ну прочь отсюда, это мой берег!

— Ну вот ещё, — недовольно отозвалась мама. — Океанский берег — он ничей.

Тогда муравьиный лев начал швыряться в неё песком. Песок так запорошил глаза Муми-маме, что она вскоре уже совсем ничего не могла видеть. А муравьиный лев подбирался к ней всё ближе и ближе. И вдруг сам начал зарываться в песок. Он рыл и рыл, а яма вокруг него становилась всё глубже и глубже.

Вот он уже оказался на самом дне, откуда сверкали только его злые глаза, но он и оттуда продолжал швырять в маму песком. Она уже стала соскальзывать в яму по сыпучему песку и прилагала отчаянные усилия, чтобы выбраться наверх.

— Ко мне! — закричала она. — Скорее! На помощь!

Муми-тролль услышал её крик и тут же выскочил из воды. Он ухитрился ухватить Муми-маму за уши и стал тянуть её вверх изо всех сил, при этом не забывая осыпать руганью муравьиного льва. Тут на помощь подоспели Тюлиппа и маленький зверёк Снифф. Общими усилиями им удалось перетащить маму через край ямы, и она была спасена. А муравьиный лев в ярости продолжал зарываться в песок, и никто не знает, когда он выбрался из своей ямы, да и выбрался ли вообще. Немалое время пришлось потратить на то, чтобы промыть глаза от песка. После этого все немного поуспокоились. Но настроение всё же испортилось, купаться больше ни у кого не было охоты. Они двинулись вдоль берега, надеясь набрести на какую-нибудь лодку.

Солнце уже клонилось к закату, а на горизонте стали собираться чёрные грозовые тучи. Казалось, что вот-вот разразится гроза. Неожиданно они заметили что-то там, впереди, на берегу. Что-то там такое шевелилось и колебалось. Они подошли поближе и обнаружили массу копошащихся мелких бледных существ, пытавшихся столкнуть в воду довольно большую парусную лодку.

Приглядевшись попристальнее, муми-мама воскликнула:

— Это же странники! Это хатифнатты!

И она со всех ног кинулась к ним. Когда Муми-тролль, Тюлиппа и Снифф поравнялись с ней, они увидели такую картину. Мама стояла посреди целой толпы хатифнаттов (между прочим, они доходили ей не выше пояса), что-то говорила, о чём-то спрашивала, размахивала лапками и казалась страшно взволнованной. Она всё повторяла один и тот же вопрос, мол, не встречали ли они где Муми-папу. Но хатифнатты только таращили на неё свои белёсые выпученные глазки и продолжали возиться с лодкой.

— Ах ты батюшки! — огорчённо воскликнула мама. — Я было совсем запамятовала, что они не могут ни говорить, ни слышать!

Она нарисовала на песке красивого Муми-тролля, а рядом изобразила вопросительный знак. Но хатифнатты на рисунок даже и не взглянули. Им-таки удалось столкнуть лодку в воду, и теперь они возились с парусом. Думается, они вовсе и не поняли, о чём их спрашивали, надо признаться, что хатифнатты довольно-таки глупы.

Тем временем чёрные тучи поднялись над горизонтом, волнение на море усилилось.

— Ничего другого не придумаешь, — сказала Муми-мама. — Придётся плыть с ними. Берег выглядит таким пустынным и мрачным, и у меня как-то нет охоты встретить ещё одного муравьиного льва. А ну, ребята, прыгайте в лодку!

— Только не на мой риск, — пробормотал Снифф. Но всё-таки последовал за остальными и кое-как перевалился за борт.

Лодка вышла в море, рулевым был один из хатифнаттов. Небо темнело всё больше и больше. На гребнях волн появилась белая пена. Где-то вдалеке прогремели первые раскаты грома. Ветер трепал голубые волосы Тюлиппы, и они каждой минутой теряли блеск.

— Ну вот, — сказал Снифф, — мне опять стало страшно. Я уже жалею, что последовал за вами.

— Да брось ты, — сказал Муми-тролль.

Но больше ему уже ничего захотелось говорить, и он придвинулся поближе к маме. Время от времени на лодку накатывала волна, и бывала она выше предыдущей и перекатывалась через штевень. Лодка с поднятым парусом быстро скользила по волнам. Иногда на волнах они видели танцующую русалку, а то мимо проносилась целая стайка морских троллей. Гром раздавался всё громче, яркие молнии прорезали небо наискосок.

— Так, — пролепетал маленький зверёк Снифф. — У меня начинается морская болезнь.

Он перегнулся через борт, а Муми-мама поддерживала его голову.

Солнце уже давно закатилось за горизонт, но в проблесках молний они заметили морского тролля, который плыл рядом с лодкой.

— Привет тебе! — громко закричал Муми-тролль, стараясь перекричать шум грозы и показать, что он нисколечко не боится.

— Привет, привет, — отозвался морской тролль. — Никак ты мне родственник?

— Я очень рад, — отозвался муми-тролль, хотя про себя подумал, что если и родственник, то весьма дальний, потому что муми-тролли гораздо выше морских троллей.

— Давай в лодку! — позвала его Тюлиппа. — Иначе тебе за нами не угнаться.

Морской тролль перевалился через борт и отряхнулся, как собачка.

— Хороша погодка, — заметил он, разбрызгивая воду. — Куда мы направимся?

— Безразлично куда, только бы доплыть до берега, — жалобно простонал позеленевший от морской болезни Снифф.

— Ну тогда лучше бы мне ненадолго стать у руля, — сказал морской тролль. — А иначе мы скоро окажемся в открытом море.

Он оттолкнул хатифнатта и сам взялся за руль.

Удивительно, насколько дело лучше пошло с морским троллем на борту. Лодка точно исполняла какой-то танец на волнах, легко скользя по гребням высоченных волн.

У Сниффа немного отлегло от сердца, а Муми-тролль, тот прямо вскрикивал от восторга. И только хатифнатты сидели тихо и равнодушно пялились на линию горизонта. Им было всё равно, куда плыть, лишь бы плыть, лишь бы двигаться от одного незнакомого места к другому.

— Я знаю одну прелестную бухточку, — сказал морской тролль. — Только вход в неё так узок, что не всякому мореходу по плечу завести туда судно. Но такой прекрасный мореход как я, всё сможет, — хвастливо добавил он.

Он громко захохотал и заставил лодку совершить высоченный прыжок над волнами. И в тот же миг при свете перекрещивающихся молний они различили очертания высокого берега. Муми-маме он показался диким и мрачным.

— Есть ли в этих местах какая-нибудь еда? — спросила она со страшным сомнением.

— А то как же, — ответил морской тролль. — Там всё есть. Только теперь держитесь: мы заплываем в бухту.

Волны бушевали между двумя высокими скалами, и именно туда устремилась лодка. Казалось, она вот-вот разобьётся об эти скалы. Но она легко проскользнула мимо скал и оказалась в бухте, где зеленоватая вода была спокойной и гладкой.

— Наконец-то, — выдохнула мама, которая, по правде сказать, не очень-то надеялась на морского тролля. — Тут очень даже симпатично.

— Ну это как посмотреть, — отозвался морской тролль. — Мне, например, шторм больше нравится. Я, пожалуй, отправлюсь обратно, пока волны не успокоились.

И, перекувырнувшись через борт, он скрылся из виду.

Завидев незнакомый берег, хатифнатты оживились. Одни стали укреплять ослабевшие было паруса, другие поспешно опустили в воду вёсла и стали изо всех сил грести к зелёному, цветущему берегу. Лодка причалила к луговине, покрытой цветами, и Муми-тролль первым сошёл на берег.

— Поклонись и скажи спасибо хатифнаттам, — велела ему Муми-мама.

Муми-тролль поклонился и сказал спасибо, и Снифф приветливо помахал им хвостом.

— Большое спасибо, — присоединились к нему Муми-мама и Тюлиппа и присели в низком реверансе. Но не успели они оглянуться, как все хатифнатты исчезли.

— Они что, сделались невидимыми? — удивлённо спросил Снифф. — Чудные они какие-то.

Глава 5

Рыжий мальчик

Все четверо двинулись в путь, шагая среди цветов. Солнце всходило, свежевыпавшая роса блестела и переливалась в его лучах.

— Я бы с удовольствием осталась здесь навсегда, — сказала Тюлиппа. — Эти цветы ещё красивее, чем мой тюльпан. И по цвету он не очень-то идёт к моим волосам.

— Смотрите, смотрите, — дом из настоящего золота, — указал лапкой Снифф.

Прямо посреди луга высилась башня, и солнце играло золотом на стёклах её окон.

— Хотелось бы знать, кто тут живёт? — сказала Муми-мама. — Только, может, ещё слишком рано будить хозяев.

— Но я страшно голоден, — сказал Муми-тролль.

— И я тоже, — разом подхватили Тюлиппа и Снифф.

И все посмотрели на маму.

— Ну, что ж, раз так… — отозвалась она и, подойдя к башне, решительно постучала в дверь.

Через минуту в дверях отворилось смотровое окошечко, и оттуда выглянул совершенно рыжий мальчик.

— Вы потерпели кораблекрушение? — спросил он.

— Можно сказать, что так, — ответила Муми-мама. — А вот что наверняка, так это то, что мы страшно голодны.

На что мальчик широко распахнул дверь и пригласил их войти. Увидев Тюлиппу, он склонился перед ней в низком поклоне, потому что никогда ещё не видел таких голубых волос. Тюлиппа тоже отвесила поклон, потому что рыжие волосы мальчика тоже показались ей прекрасными. Мальчик повёл их по винтовой лестнице на самый верх башни, откуда сквозь стёкла больших окон со всех сторон можно было видеть море. Посреди комнаты стоял стол. А на столе — огромный морской пудинг.

— Это для нас? — спросила Муми-мама.

— Да, конечно, — откликнулся мальчик. — Во время шторма я внимательно смотрю на море, и всех, кому удаётся причалить к моей бухте, я угощаю пудингом. Это так всегда происходит.

— Спасибо тебе огромное, — поблагодарила его Муми-мама. — Видно, многих ты угощал своим пудингом, не так ли?

— Именно так, — сказал рыжий мальчик. — Можно сказать, со всех краёв света. Снусмумрики, морские духи, всяческие существа, и большие и маленькие.

— А не встречались ли среди них муми-тролли? — спросила Муми-мама с надеждой. Голос её дрожал от волнения.

— Одного видел, — сказал мальчик. — Это случилось в понедельник, после циклона.

— Не был ли это наш папа? — воскликнул Муми-тролль. — Не засовывал ли он постоянно в карман свой хвост?

— Ну да, — подтвердил мальчик. — Я точно это приметил. Это выглядело очень даже смешно.

При этих словах Муми-тролль и мама так обрадовались, что крепко обнялись от счастья, а Снифф стал подпрыгивать и кричать «ура».

— Куда же он подевался? — стала засыпать его вопросами Муми-мама. — Сказал ли он что-нибудь важное? Где он? Как он себя чувствует?

— Хорошо, — ответил мальчик. — Он направился вон туда, в южном направлении.

— Спешно последуем за ним, — засуетилась Муми-мама. — Может, мы сумеем его догнать. Пошли, ребята! Где моя сумка?

И она рванулась вниз по винтовой лестнице так, что остальные едва поспевали за ней.

— Подождите! — крикнул рыжий мальчик. — Ну обождите же чуточку! — Он нагнал их у самых дверей.

— Извини, что мы не попрощались с тобой, как положено, — сказала Муми-мама. — Но сам понимаешь.

— Да не в том дело, — сказал мальчик и покраснел до корней своих рыжих волос. — Я просто подумал… Может быть можно…

— Ну-ка, давай начистоту, — подбодрила его Муми-мама.

— Тюлиппа, — пробормотал мальчик, смущаясь. — Прекрасная Тюлиппа, тебе не хотелось бы остаться тут со мной?

— Почему же это не хотелось бы? — отозвалась Тюлиппа. — Я — с удовольствием. Я как раз всё время сидела и думала, что мои волосы могли бы подавать сигнал мореходам там, в твоей застеклённой башне. К тому же у меня замечательно получается готовить морской пудинг. — Но тут она, спохватившись, посмотрела на Муми-маму. — Я бы так же охотно помогла вам в ваших поисках, — добавила она.

— Ничего, мы сами справимся, — бодро ответила Муми-мама. — Мы пришлём вам обоим письмо и опишем в нём все наши приключения.

Глава 6

Страшное наводнение

Тут все обнялись на прощание, и Муми-тролль с мамой и Сниффом торопливо направились к югу. Весь день шагали они по цветущим лугам. Муми-троллю хотелось бы изучить этот великолепный ландшафт повнимательнее. Но мама спешила и не велела ему задерживаться ни на минуточку.

— Вы когда-нибудь видели такие чудные деревья? — удивлялся Снифф. — С таким ужасно длинным стволом и таким забавным султаном наверху? По-моему, они выглядят довольно глупо.

— Сам ты выглядишь глупо, — буркнула мама, потому что она нервничала. — Это пальмы. Они всегда такие.

— Ну пусть будут пальмы, — обиделся Снифф.

Ко второй половине дня стало очень жарко. Вся растительность привяла, а солнце испускало какие-то странные красные лучи. И хотя муми-тролли вообще-то любят тепло, на этот раз они чувствовали себя какими-то ослабевшими и охотно прилегли бы под одним из кактусов, которые росли повсюду. Но Муми-мама не желала останавливаться, пока они не обнаружат хоть каких-нибудь папиных следов. Они продолжали идти даже и тогда, когда уже начало смеркаться. Вдруг Снифф остановился и стал прислушиваться.

— Что это такое шуршит и шелестит вокруг? — спросил он с испугом.

— Это всего-навсего дождик, — сказала Муми-мама. — Теперь-то уж нам поневоле придётся укрыться под кактусом.

Дождь шёл всю ночь, а утром полил настоящий ливень. Всё вокруг показалось серым и унылым, когда они выглянули наружу из-под кактуса.

— Бесполезно тут сидеть, — сказала мама. — Придется идти под дождём. Но я вас кое-чем утешу. Я сберегла это на крайний случай. — И она достала большущую плитку шоколада из своей сумки. Она взяла её с собой в дорогу из замечательного сада пожилого господина. Она разломила её пополам и по половинке протянула муми-троллю и Сниффу.

— А как же ты? — спросил Муми-тролль.

— Я не люблю шоколад, — ответила мама. И они пошли дальше. А дождь не прекратился ни на этот день, ни на следующий.

Шоколадка была съедена. Единственное, чем им удалось в дальнейшем подкрепиться, это несколькими клубнями ямса и парочкой фиников. На третий день дождь ещё усилился, и все ручейки превратились в бурные реки. Идти становилось всё труднее и труднее. Уровень воды всё поднимался и поднимался, и наконец им пришлось взобраться на невысокую горку, чтобы их не унесли потоки воды. Так они сидели и со страхом глядели на приближающуюся, всю в водоворотах воду. Их начинала пробирать дрожь, всем казалось, что они вот-вот схватят простуду. По воде плыла чья-то мебель, а порой мимо проплывали целые дома и стволы деревьев, поваленных наводнением.

— Мне снова захотелось домой, — жалобно проговорил маленький зверёк Снифф, но никто его не слушал, потому что Муми-тролль и его мама увидели нечто удивительное. Качаясь на волнах, это нечто приближалось к ним.

— Там целая семья! — кричал муми-тролль. — Мама, мы должны их спасти!

Это было мягкое кресло. Время от времени оно натыкалось на торчавшие из воды верхушки деревьев, но потоки воды тут же освобождали его и несли дальше. В кресле находилась насквозь промокшая кошка, а рядом с ней пятеро мокрых котяток.

— Бедная мать! — воскликнула Муми-мама.

Она спустилась в доходившую ей по пояс воду.

— Держите меня, — сказала она, — а я попытаюсь зацепить кресло хвостом.

Муми-тролль крепко ухватил маму за лапку, а Снифф так перепугался, что вообще был не в состоянии что-либо предпринять. Вращаясь в водовороте, кресло как раз проплывало мимо. С быстротой молнии мама зацепилась хвостом за подлокотник.

— Э-ге-гей! — прокричала она.

— Э-гей! — подхватил Муми-тролль.

— Э-гей! — присоединился к ним Снифф. — Не отпускай кресло, держи!

Кресло стало потихоньку приближаться к горке, а тут ещё помогла набежавшая волна, и его выбросило на берег. Кошка брала котят одного за другим зубами за шкирку и раскладывала рядышком — чтобы просохли.

— Спасибо вам за помощь, — сказала кошка. — Такого со мной ещё в жизни не случалось! Прямо чертовщина какая-то! — И она стала вылизывать своих деток-котяток.

— Сдаётся мне, понемножку развидняется, — сказал Снифф, стараясь отвлечь их, потому что стыдился, что он-то в спасении нисколько не поучаствовал.

Но он был прав — в тучах появился просвет, и с неба вниз устремился солнечный луч, за ним ещё один, и вскоре солнце засияло в полную силу над разлившейся повсюду испаряющейся поверхностью воды.

— Ура! — закричал Муми-тролль. — Теперь вы увидите, что всё образуется.

Поднялся лёгкий ветерок, окончательно разогнал тучи и отряхнул мокрые от дождя вершины деревьев. Поверхность воды стала гладкой, где-то невдалеке птичка пробовала голосок, а кошка замурлыкала, нежась на солнышке.

Глава 7

Записка в бутылке. Муми-папа нашёлся

— Ну что ж, — сказала Муми-мама решительно. — Мы должны продолжить путь, нам некогда ждать, пока схлынет вода. Усаживайтесь-ка в кресло, ребята, а я столкну его в воду.

— А я пока побуду здесь, — сказала кошка, потягиваясь и позёвывая. — Незачем суетиться зря. Вот земля просохнет, тогда мы и отправимся домой.

Все пятеро котят, согревшиеся на солнышке, сели и тоже зевнули вслед за кошкой-мамой.

С некоторым усилием Муми-мама столкнула кресло в воду.

— Поосторожнее, пожалуйста, — сказал Снифф.

Он уселся на спинку кресла и принялся пристально глядеть на воду, высматривая, не плывёт ли что-нибудь ценное, унесённое наводнением. Например, полная драгоценностей шкатулка. А почему бы и нет? Он не сводил глаз с поверхности воды и, увидев, как что-то блеснуло, закричал:

— Правьте вон туда! Там плывёт что-то сверкающее!

— Нам не удастся выловить всё, что плавает вокруг, — возразила мама. Но по доброте своей подгребла туда, куда указывал Снифф.

— Это всего лишь старая бутылка, — разочарованно произнёс Снифф, выудив бутылку хвостом.

— Да к тому же ещё и пустая, — добавил Муми-тролль.

— Ничего подобного, — сказала мама. — Вы разве не видите? Это замечательная бутылка, потому что в ней лежит записка. Кто-то просит о помощи.

Она достала из сумки штопор и вынула пробку. Расправив записку на коленке, прочитала вслух:

«Дорогой Нашедший моё послание! Сделай всё, что можешь, для моего спасения! Мой прекрасный домик смыло наводнение, а я сижу на дереве одинокий, замёрзший и пропадающий с голоду. А вода всё прибывает.

Несчастный Муми-тролль»

— «Одинокий, замёрзший и пропадающий с голоду», — повторила Муми-мама и залилась слезами. — Сыночек, может быть, твой бедный папа уже давно утонул!

— Не плачь, мама, — стал утешать её Муми-тролль. — Наверно, он всё ещё сидит на дереве, и, может быть, совсем недалеко отсюда. Присмотрись, вода так быстро убывает!

Вода и в самом деле убывала. Над поверхностью воды поднимались вершины холмов, виднелись крыши и заборы, а птицы — те уже распевали во всё горло.

Кресло медленно подплывало к возвышенному месту, где масса всякого народу суетилась, вылавливая своё имущество из воды.

— Это моё кресло! — завопил вдруг огромный хемуль, который был занят тем, что вытаскивал из воды предметы своего столового гарнитура. — Что это вы вздумали путешествовать в чужом кресле?

— Гнилая лодка, это твоё кресло! — отрезала Муми-мама. — Мне она не нужна ни за какие блага на свете!

— Не серди его, — прошептал Снифф. — Как бы он не стал кусаться!

— Вздор, — сказала мама. — Пошли скорее, ребята.

Они двинулись вдоль берега, а хемуль, качая головой, обследовал обивку своего размокшего кресла.

— Поглядите-ка, — сказал Муми-тролль, указывая на дяденьку марабу, который бродил в поисках чего-то потерянного и сердито ворчал про себя. — Хотел бы я знать, что он потерял, — продолжал муми-тролль. — Он выглядит ещё более сердитым, чем хемуль.

— Дерзкий мальчишка, — отозвался марабу (он обладал замечательным слухом), — если бы тебе было сто лет и ты потерял бы свои очки, ты бы тоже не выглядел весёлым и добреньким.

Марабу, отвернувшись от них, продолжил поиски.

— Пошли! — скомандовала Муми-мама. — Нам надо срочно отыскать папу.

Она взяла Муми-тролля и Сниффа за лапки, и все трое двинулись дальше. Они отошли не так уж далеко, как заметили, что в траве, там, где уже не было воды, что-то поблёскивает.

— Это уж наверняка бриллиант, — закричал Снифф.

Но приглядевшись, они увидели, что это просто чьи-то очки.

— Это, должно быть, очки дяденьки марабу, да ведь, мам? — предположил муми-тролль.

— Не сомневаюсь, — сказала мама. — Сбегай-ка, отдай их ему. Вот он обрадуется! Только давай быстренько. Твой папа сидит где-то на дереве одинокий и голодный и вот-вот схватит простуду.

Муми-тролль помчался со всех своих коротеньких ножек и уже издали увидел марабу, шарившего лапами в воде.

— Дяденька марабу! — закричал он. — Мы нашли ваши очки!

— Правда, что ли? — несказанно обрадовался марабу. — Может, ты уж и не такой дерзкий мальчишка, каким показался сначала, а?

Он надел очки и повертел головой в разные стороны.

— Я должен бежать, — сказал муми-тролль. — Мы ведь тоже находимся в поисках, тоже ищем.

— Что же вы ищете? — дружелюбно поинтересовался дяденька марабу.

— Моего папу, — пояснил Муми-тролль. — Он где-то сидит на дереве.

Марабу глубоко задумался. Потом решительно заявил:

— Вы одни не справитесь. Но раз уж вы отыскали мои очки, я вам помогу.

Он осторожно-осторожно прихватил клювом Муми-тролля и посадил его себе на спину. Сделав два больших взмаха крыльями, заскользил по воздуху, над берегом. До тех пор Муми-троллю ещё никогда не приходилось летать. Ему показалось, что это очень даже здорово — лететь над землёй, только чуть-чуть страшновато. Он был очень горд, когда марабу опустился на землю рядом с Муми-мамой и Сниффом.

— Уважаемая фру, — сказал марабу, — я к вашим услугам и готов оказать всяческое содействие в ваших поисках. Прошу занять места на моей спине, и мы тотчас же отправимся осмотреть местность.

Он поднял себе на спину сначала муми-маму, затем усадил маленького зверька Сниффа рядом с Муми-троллем.

— Держитесь крепче, — скомандовал он. — Сейчас наш полёт будет проходить над водой.

— Это самое удивительное из того, что нам пришлось пережить, — сказала муми-мама. — И летать совсем не страшно, как казалось мне прежде. Смотрите повнимательнее, может, вы увидите папу!

Марабу кружил в воздухе, немного спускаясь с высоты возле каждого дерева. Много всякого народу спасалось от наводнения на деревьях, но того, кого искали, не было видно.

— Этих мелких я спасу позже, — сказал дяденька марабу, увлечённый поисками Муми-папы. Марабу всё кружил и кружил над водой, солнце стало клониться к закату, и всеми овладела полная безнадёжность. И вдруг Муми-мама воскликнула:

— Да вот же он!

— Папа! — завопил Муми-тролль и Снифф с ним заодно.

Почти у самой вершины огромного дерева сидел мокрый и печальный Муми-тролль и неотрывно глядел на воду. Рядом с собой на ветке он укрепил знак терпящего бедствие: «SOS». Он так несказанно обрадовался, когда марабу опустился на ветви и к нему перебралось всё его семейство, что сначала не мог вымолвить ни слова.

— Теперь мы никогда больше не расстанемся, — заплакала от радости Муми-мама и крепко обняла своего мужа. — Как ты себя чувствуешь? Ты не простудился? Где ты был всё это время? Тебе удалось построить дом? Хороший? Ты часто о нас вспоминал?

— Да, это был очень хороший дом, — вздохнул Муми-папа. — Мой дорогой сыночек, как ты подрос за это время!

— Ну вот, всё замечательно, — растроганно заметил дяденька марабу. — Я думаю, мне стоит перенести вас на сушу и попробовать спасти ещё кого-нибудь. Мне очень понравилось спасать!

И он полетел с ними, чтобы доставить их на сухое место, а они не закрывая рта, всё рассказывали друг другу о тех ужасах, которые им довелось пережить. Весь берег был усыпан разного рода народцем. Они жгли костры и готовили еду. Ведь многие из них лишились крова.

Марабу опустил на землю Муми-тролля, его маму и папу и маленького зверька Сниффа возле одного из костров и, попрощавшись, полетел дальше.

— Добрый вечер, — приветствовали прибывших два морских чёртика. — Придвигайтесь к костру, суп вот-вот будет готов.

— Большое спасибо, — сказал муми-папа. Затем, немного помолчав, прибавил, обращаясь ко всем сразу: — Вы даже не можете себе представить, какой замечательный дом был у меня до этого наводнения.

— А он был большой? — спросил Снифф.

— На три комнаты, — ответил Муми-папа. — Одна голубая, как небо, другая золотистая, как солнышко, а третья — в крапинку. А ещё одна — наверху, гостевая, — как раз для тебя, маленький зверёк.

— Ты это всё построил для всех нас? — обрадовано спросила Муми-мама.

— А как же! — отозвался папа. — Я ведь вас повсюду искал. И всегда вспоминал нашу дорогую старую изразцовую печку.

Так они сидели, ели суп, рассказывали друг другу о своих приключениях. Тем временем взошла луна. Костры на берегу догорали. Одолжив у морских чёртиков одеяло, они все заползли под него и уснули.

На следующее утро вода почти совсем спала, светило солнышко, поднимая всем настроение. Снифф даже стал от радости отплясывать, завивая хвостик бантиком. Они все вместе двинулись в путь, и где бы они ни проходили, всё радовало глаз. После дождя распускались прекрасные цветы, а деревья покрылись цветами и фруктами. Стоило только тряхнуть дерево, как на землю тут же сыпались сочные плоды. Они дошли до небольшой долины. Там было очень красиво. А посреди долины стоял голубой домик, по виду напоминавший изразцовую печь.

— Смотрите! Да ведь это же мой дом! — вскричал Муми-папа, не помня себя от радости. — Он приплыл сюда по воде, и вот он — стоит перед нами!

— Ура! — закричал Снифф, и все они припустили бегом к дому.

Снифф тут же забрался на крышу, а там его ожидала новая радость. Прямо на трубе висело принесённое туда наводнением ожерелье из крупного натурального жемчуга.

— Мы теперь богаты! — кричал Снифф. — Теперь мы сможем купить себе автомобиль и дом, который будет ещё больше, чем этот.

— Не нужен нам другой дом, — сказала Муми-мама. — Этот дом самый красивый, и другого нам не надо.

Она взяла Муми-тролля за лапку и вошла с ним в голубую комнату. Там, в долине, прожили муми-тролли всю свою жизнь, только ненадолго отлучившись и совершив парочку путешествий для разнообразия.


Источник: http://librebook.me/malenkie_trolli_i_bolshoe_navodnenie/vol1/1


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Похожие новости


Как выжимают сок каланхоэ
Пчелоносный цветок 5 букв сканворд на о
Купила розу как садить
Цветок королевской семьи
Посадка для шлицевого соединения
Не всходят семена пеларгонии


Цветок папоротника или по другому Цветок папоротника или по другому
Цветок папоротника или по другому


Цветок папоротника Википедия
Читать онлайн электронную книгу Маленькие тролли и большое



ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ